Человек, который не сдается!

Сергей Шилов - человек, который не сдается!
Сергей Шилов — человек, который не сдается!
Сергей Шилов - Паралимпийский Чемпион!
Сергей Шилов — Паралимпийский Чемпион!

После аварии никто не верил, что он сможет вести полноценную жизнь и уж тем более — заниматься спортом. Сегодня Сергею Шилову 43. Шестикратный чемпион Паралимпийских игр по лыжным гонкам, посол нынешней Паралимпиады в Сочи, он развивал российский спорт для инвалидов с нуля. В беседе с РБК daily Сергей рассказал, как правильно надувать резиновую рыбку, торговаться на рынке и учиться жить заново настоящим человеком.

Место встречи Сергей выбрал сам: у себя дома, в трехкомнатной квартире в новостройке в Южном Бутове, оборудованной по требованиям доступной среды: широкие, просторные коридоры и лифты, удобные пандусы для колясочников, как паралимпийцы называют сами себя.

Дверь открыл Сергей с женой Натальей: обоим слегка за 40, улыбчивые, с открытым, мягким взглядом и естественной доброжелательностью. Чем-то они даже похожи друг на друга. «Мы купили эту квартиру около года назад, — рассказывает Сергей. — Мне как раз выплатили премию за победу на Паралимпийских играх в Ванкувере, и мы решили улучшить жилищные условия. А дочка с семьей на той квартире осталась, в этом же районе живет. Удобно очень».

В уютной кухне стоит рабочий стол с «музеем» трофеев, какой есть у каждого спортсмена — мраморно-хрустально-металлическая коллекция наград. «Здесь в основном кубки за марафоны. Мы их много набегали. В Сеуле как-то раз бежали, в Даэгу (это тоже в Южной Корее), в Барселоне. А Берлинский марафон у нас считается одним из самых быстрых», — пускается в воспоминания Сергей.

Его самым долгим марафоном стал супермарафон в польском Калеше в октябре 1996 года — 100 км за 4 часа 20 минут. «Мы стартовали в 6 утра в какой-то деревне. Кромешная тьма, ни одного фонаря. За нами на машине ехал тренер и освещал дорогу. Но все равно ехать было жутко: любой листочек казался огромным булыжником на дороге».

Сергей с Михаилом Терентьевым, другим российским спортсменом-колясочником, вырвались вперед. Первую половину Михаил хорошо атаковал, а на второй ему стало тяжело. «Я ему на трассе говорю: «Мишка, всего-то осталось 30 километров, потерпи чуток», а про себя думаю: и ты потерпи, Серега! К концу дистанции нас нагоняет поляк — метров сто сзади едет и не отпускает. Последние десять километров я ехал, как первые десять, словно ошпаренный. И дотерпел — выиграл».

Сергей показывает кубок за ту памятную победу…

— А где же медали с Паралимпиад?

— Ах, они, — шутит Сергей, кокетничая, и, немного покопавшись в ящичке, достает заветную коробочку с медалями. — Только здесь не все — остальные в музее и у Ирины Громовой, тренера…

Вместе с ней и спортсменами Михаилом Терентьевым и Иваном Гончаровым Сергей открыл в зоне отдыха «Битца» спортивный клуб «Рецепт-спорт». Помещение выделил департамент природопользования Юго-Западного округа Москвы. В клубе Сергей тренирует молодых спортсменов и занимается орг­вопросами. Такая деятельность ему по душе. «Когда ты в спорте, ты остаешься молодым и востребованным… Да мне и не уйти из спорта: привык к определенному стилю жизни — тренировки, соревнования, сборы, переезды, волнения, адреналин. От этого так просто не откажешься», — спокойно говорит Сергей, но глаза его горят.

Спортивная закалка перешла ему от отца — капитана Советской армии. Семья жила в Пскове. С пяти лет отец начал брать его на утренние пробежки, круглый год в любую погоду. Сергей воспринимал это нормально, готовился сам стать военным. Позже он уже сам начал заниматься футболом, легкой атлетикой, греблей. А в 12 лет серьезно увлекся спортивным ориентированием. «Тогда я понял, что военным, наверное, не стану. Вместо этого я стал профессионально бегать, начал завоевывать призы на всероссийских первенствах».

Следующим этапом стали всесоюзные соревнования. И Сергей был уже на шаг от олимпийской сборной, когда случилась авария.

Человек, который не сдается

20 сентября 1987 года автобус со спортсменами возвращается с соревнований по спортивному ориентированию из Эстонии в Псков. Внезапно шофер теряет управление, автобус переворачивается. Почему произошла та авария, сегодня Сергей уже точно не помнит. Он сидел сзади, его выбросило в окно, и он оказался под автобусом. Остальные ребята-спортсмены отделались ушибами и переломами. А Сергей получил компрессионный перелом грудного отдела позвоночника с разрывом спинного мозга. С того дня жизнь для него разделилась на «до» и «после».

— Как вы учились жить заново?

Сергей проницательно прищуривается и отвечает с улыбкой:

«Вы хотите услышать от меня душераздирающую историю о том, как я прозябал в депрессии, дружил с алкоголем и не хотел жить? А потом вдруг случилось что-то, что заставило меня вернуться к жизни? Все было гораздо проще: друзья и близкие окружили заботой и дали понять, что я не выключен из жизни. Они не опекали меня, а относились, как прежде, как к равному».

Сергей стал познавать мир, сидя в коляске. Сначала он был уверен, что обязательно начнет ходить. Он выполнял все рекомендации врачей, хотя его организм полностью выключился из жизни, а иммунитет ослаб настолько, что даже легкая простуда могла перерасти в пневмонию. Для восстановления легких родители купили ему детскую игрушку — надувную рыбку для плавания.

«Плавники у той рыбки в последний момент резко оттопыривались, словно отстреливали: все, значит надул. Снова сдувай и надувай по новой — и так целый день, чтобы легкие трудились. Вначале я надувал ее за 30 вдохов-выдохов, а к моменту выписки, месяца через четыре, — за три с половиной. Спорт учит терпеть».

Но на ноги он уже не встал. После нескольких безуспешных операций Сергей попадает в крымский санаторий им. Бурденко в городе Саки, где знакомится с малоподвижными, которые по десять, а то и по двадцать лет провели в колясках. «Они мыслили рационально и всячески старались охладить мой пыл к выздоровлению: «Расслабься и получай удовольствие от процедур и местной природы. Все равно не вылечишься», — вспоминает Сергей.

Он же не пропускает ни одной зарядки, все время проводит в тренажерном зале, участвует в спортивных заездах на колясках между городами, чтобы привлечь внимание к колясочникам. «Саки тогда был доступной средой для инвалидов: магазины, кинотеатры. В самом городе людей на колясках было очень много, и местные жители смотрели на них не на как диковинку, а как на обычных людей».

Через несколько месяцев, в 1989 году, Сергей вернулся в родной Псков. В отличие от Саки доступной среды там не было, и отношение жителей к инвалидам было снисходительное.

«В Крыму на базаре со мной торговались на равных, как с обычным человеком. И там я себя чувствовал реально здоровым. А у нас в любом городе приди на базар… Я мог бы даже, наверное, без денег прийти — все равно ушел бы с полным мешком из-за жалеющих бабушек. Но когда я вернулся домой, мне было уже все равно, как на меня смотрят. Я понял, что люди просто не видели и не знают нас. Поэтому я и здесь на рынке стал торговаться. Бабульки поначалу глазами хлопали — странно: вроде инвалид, а ничего не просит и не побирается».

Реабилитационный период плавно переходит в регулярные, а затем и профессиональные занятия спортом. После очередной социальной акции от спонсоров у Сергея осталась спортивная коляска. С ней он и начинает выступать на соревнованиях в России, Украине, Белоруссии, Прибалтике — тогда, в 1991 году, спортивное движение инвалидов по всему бывшему Союзу только зарождалось. В 1994 году Сергей женился и перебрался в Москву. В тот же год он попадает в группу к Ирине Громовой, которая тренирует именно колясочников.

Спортсмены стали тренироваться серьезно: ежедневно, по определенному плану. Результаты быстро начали расти. «Через год мы уже стали цепляться за последние призовые места в стартах, в частности в Голландии и Германии», — вспоминает Сергей. Призовые тогда были очень скромными — до ста долларов. Спортсмены-инвалиды вынуждены были сами искать спонсоров. «Потренировались, выбрали улицу — и ходим по ней с Мишкой. Заходим в дверь какой-нибудь организации и рассказываем: «Мы — спортсмены-инвалиды, ищем финансовую поддержку. Можете ли вы помочь?» Так мы и выживали в спорте».

В Москве инвалидов в то время тоже было не много. И отношение к ним было не лучше, чем в Пскове. «Еще лет десять назад я встречал инвалидов в основном в переходах: милостыню просили. Было очень популярно стоять в военной форме: типа я ветеран Афгана. Но ведь никто из настоящих ветеранов никогда бы не пошел за милостыней. А людям ведь проще отдать копейку и подумать: я ему помогаю».

Где проходит грань между жалостью и человеческим желанием помочь, Сергей точно не знает. Но он точно знает, что и то и другое — две стороны той медали, которая таким, как он, не нужна.

«Если я не прошу, то почему мне должны помогать? Не каждый инвалид в коляске ищет помощь окружающих. Если мне будет нужна помощь, я попрошу о ней не стесняясь. Но я никогда не ощущал себя ненормальным или больным. И если кому-то это кажется иначе, то это его проблема, а не моя».

Правда, за последние годы, признает Сергей, ситуация меняется к лучшему. Появилась информация об инвалидах, люди постепенно перестают воспринимать колясочников как «особых людей». Он рад программе «Доступная среда», благодаря которой появляются удобные подходы к зданиям, переезды, пандусы у общественных организаций, светофоры с сигналами, утопленные бордюры: «Это удобно не только для инвалидов. Возьмите молодых мам с детьми в колясках. Да, они здоровые. Но у моей дочери сыну год, и я вижу, как она с этой коляской мучается у каждого бордюра».

Кажется, Сергей готов бесконечно рассказывать о спорте и испытаниях, то спокойно, с ностальгической грустью, то азартно, как мальчишка. В большом спорте он реализовал себя максимально. И теперь у него новые цели: «Хочется, чтобы наш клуб основательно встал на ноги, чтобы ребята там развивались. Но у меня другое на душе. Как посол Паралимпийских игр я провожу встречи с детьми в школах — рассказываю об Играх, о спортсменах-паралимпийцах, отвечаю на бытовые вопросы. И моя главная цель — это дать возможность детям-инвалидам учиться в одной школе с обычными детьми. Это гораздо полезнее и важнее, чем удаленное обучение, которое практикуется сейчас, — им ведь будет легче жить и общаться друг с другом».

Сергей Шилов становился чемпионом Паралимпийских игр в лыжных гонках шесть раз — три раза становился серебряным призером, один раз — бронзовым. Первую золотую медаль он выиграл в Нагано, последние три — в Ванкувере. Были также победы в чемпионатах и Кубках мира. Сергея можно по праву назвать многостаночником: он был успешен также в биатлоне и легкой атлетике. За его плечами десять Паралимпиад — пять летних и пять зимних. В прошлом году он официально покинул большой спорт, чтобы тренировать молодых спортсменов-инвалидов.

Елена Соколова

Источник: rbcdaily.ru

 

 

Нет похожих материалов.

1 Kомментарий

  1. да, каждый участник параолимпийских игр герой независимо от того выиграет он медаль или нет. Я вообще считаю всех инвалидов-россиян героями, жизненный путь которых — мученичество.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*